Безнадега

«Меня остановит только пуля в башке», — сказал мой собеседник. Если все, что он рассказывает, правда, — совсем не исключено.

Только что встречался с бывшим детдомовцем, который рассказывал, как буквально под пулями спасает он детдомовцев нынешних. Он прошел через 18 уголовных дел, заведенных против него недовольными чиновниками. «Я против системы», — сказал он.

Он приехал ко мне, как к редактору «Филантропа». Тут же выяснилось, что приехал просить денег. Сначала — на проект, составленный так, что никто не даст. Потом — хотя бы на поездку в город N, где прямо сейчас, по его словам, детдомовцев продают на органы. Когда я начал в ответ говорить о поддержке информационной, а не финансовой, в глазах детдомовца появилась безнадега.

Он стал в каждой фразе употреблять слово «сироты» с ударением на первый слог, он начал говорить, что и на метро ему не хватает. Сказал, что он единственный в стране, кто готов рисковать жизнью ради детдомовцев, что все вокруг трусы и что всем наплевать. Что он не надеется на чью-либо помощь. Он запустил эти слова повторяющимся рефреном. Они жужжали грустным фоном, пока я читал его бумаги.

И тут безнадега появилась уже у меня в глазах. Я ведь не смогу рассказать ему о социальном проектировании, например. Или о том, как осмыслить миссию, оценить возможности, создать организацию, разработать стратегию, написать хорошую программу и с этим уже пойти на поиск средств и других ресурсов. Не смогу по двум причинам: потому что не профессионал в этой области и потому что бесполезно.

«Меня остановит только пуля в башке», — сказал мой собеседник. Если все, что он рассказывает, правда, — совсем не исключено.

Я назвал несколько людей и организаций, к которым он мог бы обратиться. Которые знают толк в стратегическом планировании, фандрайзинге, мобилизации ресурсов, информационных кампаниях и других наикрутейших штуках.

Детдомовец лишь горько улыбался: видимо, эти ребята слишком рафинированы для него, потому что остановить их может далеко не только пуля. Многие свернут деятельность просто за недостатком финансирования, кому-то хватит первого же предупреждения властей. В общем, не дойдет дело до пули.

«Я знаю, что ничего не выйдет», — сказал он в сотый раз за полчаса. Я тоже знаю. И не только из-за слепой одержимости этого конкретного моего собеседника, которая мешает ему делать дела. Рафинированные фандрайзеры и мобилизаторы ресурсов вообще не так уж часто пересекаются с «полевыми командирами». Одни увлечены технологиями, другие — борьбой. Одни близки к нарциссизму, другие — к паранойе с шизофренией. Они никогда не поймут друг друга, и это нормально.

Ненормально другое — что многие действующие лица на нашей общественной поляне рассредоточены по этим крайним лагерям. В центре не живет почти никто. Может, потому и кажется стороннему наблюдателю, что общественная поляна в России совсем не заселена.

Источник: «Филантроп»

Безнадега: 12 комментариев

  1. Пока я читала этот текст, представляла себе то одного, то другого героя нашей «эстрады», который вполне мог бы сидеть на месте человека, которого Вы описывали. и последний абзац, в общем-то к этому и подводит.

    Насчет того, что никого нет по центру… я бы так не сказала. По ощущениям, организации научились выстраивать какие-то ровные и адекватные монологи о своей деятельности, без срывов на то, что никто ничего не делает и все просто ужасно. И я вижу попытки собраться в центре и сделать что-то вместе: когда отказников передают шефам-волонтерам, кого-то удается устроить в семью третьим, а кто-то четвертый делает для них образовательные проекты.

    Но в отличие от самих организаций, в крайних лагерях оказываются их лидеры, которых периодически «несет» на обсуждение всяких больных вопросов. И тут, наверное, это больше проблема личных переживаний, усталости или харизмы (которые всегда кажутся намного острее и существеннее, чем чьи-то чужие). А поскольку у нас зачастую между лидером и организацией ставится жирное равно, то и происходит эта странность.

    И вот это, кажется, как раз и ненормально

    1. Спасибо за комментарий.

      В общем, он не противоречит моим ощущениям, высказанным в этой заметке. Но все же не согласен, что это ненормально, когда между лидером и организацией ставится жирное равно. Это естественно. Точнее так: если на таком уровне рассуждают об НКО эксперты или соседи по сектору, это странно. Если сторонние наблюдатели — нет. Некоммерческие организации действуют в публичном поле, и общество воспринимает их по публичным же персонам.

      Вы говорите, что в центре жителей полно. Но на самом деле их количество, скорее всего, ограничивается знакомыми и знакомыми знакомых. Все мы знаем качественные НКО, и наверняка сможем по памяти перечислить. По сравнению с 700 тыс. зарегистрированных это окажется каплей в море, как ни крути

    2. Просто надо уважать людей и не делать умозаключения, тем паче что каждый делает свою работу.Один около сирот работает, иной занимается информационной пработкой тем.Просвящением.Пройдя то, что делаю первые.Векторы разные, задача одна.Вот и вся поляна.

  2. Матвей,где этот человек? давай встречаться с ним, помогать ему. про продажу детдомовцев на органы я уже слышала и в довольно ужасающем контексте, связанном с первыми лицами. ага.
    если это так, что-то надо делать же. думаю, мы даже денег ему бы собрали на круг в CAF. а что. но дальше надо будет институционализироваться… партизаном не проживешь на пожертвования.

    1. Инга, меня действительно радует твой оптимизм. Давай попробуем с твоим участием

      1. Но здесь, Инга, надо быть предельно осторожным. Я навел справки поподробнее. некоторые считают моего персонажа прекраснодушным, но идиотом — то есть, вкладываться в него не поможет делу. а другие — мошенником, пытающимся заработать на своей сиротской теме.

  3. Матвей, я этого человека хорошо знаю, и еще таких пару тройку..ко мне они уже не подходят..на теме сирот пытающихся получить денег и много чего еще..Они не хотят становится НКО (нет такой задачи) а вот собирать деньги на создание НКО или спасение сирот в городе Н (где никого нет, кроме них) будут вечно.И говорить об ужасах, которые можно править только имея значительные знания(межсекторные связи).Это надо понимать.В этом случае, это человек Р, это делает давно, его уже знают все, он до всех дошел, ему все сказали НЕТ, ты просто попался позже.Безнадега в том, что он хочет жить за счет этой темы.Как бы трудоустроиться на проблемах сирот.Но так ничего и не делая.Просто баблокос.Слав Богу ты это почувствовал.Не зря этот журнал ведешь…Надега наша и опора :-)

    1. Спасибо за рассказ о конкретном персонаже. Но он не отменяет обобщения, которое я сделал. И в этом смысле мошенника и прекраснодушного идиота (сегодня мне нравится это словосочетание) можно поставить на одну ступень, на одном краю общественной поляны прописать

  4. Хорошая статья!
    на мой взгляд не нужно вдаваться в персоналии (возможно это тот о ком вы знаете) то на мой взгляд статья подходит под общий собирательный образ,где можно найти все сразу или по кусочкам собрать общую картину.
    Я согласен с Александром что, векторы разные главное цель одна, но действительно есть две крайности которые к сожалению не всегда работают вместе. Технологи делают много хорошего, «полевые командиры», как их назвал автор делают не меньше (даже не нужно сравнивать)они просто делают и все. только объединение опыта, теории и практики, образованности и напористости сможет поднять уровень эффективности НКО как общий так и персональный.

  5. Для начала хочу сказать, что только в нашей стране считается что сотрудники НКО не должны получать зарплаты. В комментариях вы упоминаете, что человек хочет получать зарплату за работу в НКО, и что? Вы могли бы сказать что у человека нет навыков, опыта, образования — но к чему вы упоминаете его желание получать зарплату? Я вам скажу это основа в зарубежных фондах. Профессионал должен работать каждый день с утра до вечера и получать за это зарплату, пусть не большую, но все же. Чистая филантропия не вырастит социальную ответсвенность в обществе, а стороне благотворительности и некоммерческих организаций должны работать профессионалы, иначе любители все только испортят.

    Весь андеграунд сводится к одному — кругом больные люди.
    1. Есть круг людей с играющими гормонами которые готовы рассылать деньги каждому анониму который просит на лечение больного ребенка и с пеной у рта пытаются бороться с выдуманным заговором Тульских властей, которые по последней информации купили Павла Астахова чтобы запрятать ребенка в детдом и продать на органы.
    2. Есть круг людей БРУ, которые называют смертельнобольных детей «неспасаемое», любят обсудить внешность мамашей и считают что каждый документ отфотошоплен, и то что мама ребенка отсутствует вконтакте — нонсенс. Таких людей сложно назвать нарцисами, это психически больные люди диагноз которым должен ставить специалист.
    3. Есть круг недо фондов, мужчин или женщин у которых проблемы с гормональным фоном. Они умудряются создавать НКО без зарплаты бухгалтера, без зарплат сотрудников и в итоге получают большой гемморой, при малейшей проверки прокуратурой.
    4. Есть отдельное направление сиротоманы. Люди которые много пишут красивых слов, но прочитав тонну текста понимаешь — информации не получил. Ну это конечно шутка, но надеюсь намек понят.
    5. Люди, которые делают из частных случаев — эпидемии. Начиная от редких примеров рабства и продажи органов, заканчивая свиным гриппом.
    6. Самое главное направление — оппозиционеры. Они любят бороться с симтомами, вместо борьбы с причиной. Вместо изминений и усиления работы в правовой форме, часто «общественные» деятели направляют массы с бессмысленными требованиями о смене власти, с противозаконными требовании об внесудебном решении вопроса.
    7. Ну раз такая пляска, вспомню еще тупых чиновников. Которые вместо открытия информации и пропаганды, стараются спрятать, умолчать и часто прогнуться перед вешестоящим начальством незаконными способами. Часто проблема раздутые опппозицей усугубляются бездумными действиями мелких чиновников которые заводят ситуацию в тупик.

    1. Алексей, видимо, вы имели в виду не мои комментарии, потому что я не мог сказать такое:)

      По сути:

      1. Да, разумеется, профессионалы должны получать деньги за свою работу. И сотрудники НКО здесь не исключение. Да, в неприбыльной, некоммерческой сфере все устроено не как в коммерческой (оценить вклад в решение социальных проблем куда сложнее, чем оценить вклад в прибыль компании), но сути это не меняет.

      2. Весь андеграунд не сводится к больным людям. Я полагаю, под словом андеграунд вы подразумеваете аутсайдеров. Тогда главное — с какой стороны смотреть. Порой весьма значительная часть общества оказывается в аутсайдерах лишь потому что меняются государственные приоритеты. Сегодня ты общественник, который заседает рядом с чиновниками в ОНК или ОПРФ, а наутро — щёлк! — и ты иностранный агент. С твоим здоровьем ничего не произошло, но теперь ты аутсайдер, андеграунд, оппозиция, пятая колонна и в каком-то смысле больной — раз продолжаешь заниматься своим делом в новых обстоятельствах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *